Страшилы обои

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Фильмы ужасов и триллеры про маньяков, сумасшедших


страшилы обои

2017-10-23 11:28 Фильмы про маньяков, садистов, людоедов, серийных убийц, сумасшедших, психопатов и Виталий Гогунский в ярости из за ремонта, сделанного ему телепрограммой Семья актера




Мужчина, чтобы затащить в постель девушку, в принципе, способен на любую подлость. Переплюнуть его может только женщина, твёрдо решившая выйти замуж.


Я с тобой на уровне стакана буду разговаривать. Наш учитель географии. Лермонтов родился в деревне у бабушке, когда его родители были в Петербурге. Наш учитель истории. Сталин был нормальным сумашедшим, который очень страдал от мании величия. На меня можешь смотреть хоть до дырки. Хм,(тихо) только сверху или снизу? Во мне нет изъянов, даже если ты их и найдешь! Наша учительница физики.






Мой сын, вчера придя домой из школы, Ходил из зала в зал, понурый, невесёлый. Он плакался: - Среди друзей я нищий. Бассейн и корт размерами не вышли, Мне стыдно яхты устаревшей моды, ”Феррари” моему почти четыре года.- Я, слёзы пряча, сказал ему: - Сынок, Запомни мудрость. Бедность не порок!-


Собрался я тут в уездный городок N. Отдохнуть, порыбачить. Перед поездкой звоню и выясняю, что лепший мой кореш из местных рыбаков лежит в больнице с сотрясением мозга, повреждениями лица и прочими сопутствующими травмами. Следствие бурного выяснения отношений. С чем идти к корешу в больницу? Ну, понятно, вкусняшки там всякие. Еще, поскольку он рыбак заядлый, зашел в магазин и прикупил всяких взрослых игрушек. Крючочки, поплавочки, пусть играется, мечтая, какую он рыбу на них вытянет в реабилитационный период. Чтива бы еще неплохо. Книг он не большой любитель. Прошелся по лоткам, набрал желтой прессы, Плейбой, Пентхауз и т.д. Рыболовных журнальчиков опять же. А в пятницу вечером, перед поездкой, сидючи на работе и просматривая новости на сайте анекдотру, пришла мне в голову мысль. Взял я Топ100 историй за все годы, перенес в Ворд, чуток отформатировал, страницы пронумеровал и распечатал. Переплел тут же в термообложку. Солидный такой фолиантик получился. Приехал, пошел к приятелю. Грустное зрелище провинциальной больницы. Лежит. Рожа ушитая, башка перебинтованная. Разговаривать не хочет. Посттравматическая депрессия. Короче: «Комиссары, бросьте… Да не меня!!! Автомат! » Реакция на все вялая. Видно, что жить не хочется. На всякие бананы-апельсины приятель не обратил внимания. Крючочки-поплавочки с сухим «спасибом» заныкал в тумбочку. Плейбои-пентхаузы тут же растащили соседи по палате. На тумбочке остался сиротливо лежать мой фолиант. Ничьего внимания он не привлек, издали напоминая сборник техдокументации по монтажу атомной электростанции. «Это че? » «Так, почитаешь на досуге» Чувствую, не получается разговора. Весь в себе человек. Я и свалил. Загляну, говорю, послезавтра. По дороге поговорил с лечащим врачом. Мол, не надо ли каких лекарств приятелю привезти. Тот говорит: «Ему сейчас главное покой. И настроение как-то переломить. А все остальное есть. » Через день я обнаружил разительные перемены в жизни палаты и всего отделения. И в настроении кореша. Кореш цвел и суетился. Бурно меня приветствовал. Рожа его напоминала маску смерти, еще больше по сравнению с прошлым разом измазанная зеленкой, йодом и заклеенная пластырем. Со стороны остальных болезных мое появление так же вызвало значительное и непонятное одобрение. Только один никак не отреагировал. Он лежа читал фолиант. Папка была уже порядком замызгана и покрыта пятнами йода, зеленки и других микстур. И вдруг читающий заржал. Все внимание сразу переключилось на него. «Какой номер-то? » - спросил кореш. «675-й» «Это где про троллейбус? » «Не, про Клепу» «А про троллейбус - это все пиздежь» - сказал мрачный мужик на крайней койке. Оказалось, после моего ухода приятель от нечего делать стал читать подборку. Сначала хмыкал. Потом захихикал. Потом заржал. Все посмотрели на него как на идиота. Неделю пацан мрачно умирал. От смеха швы на роже стали, естественно, расходиться и кровоточить. Кликнули сестру, кореша забрали в процедурную, всем стало любопытно, над чем же он ржал. На «почитать» быстренько установилась очередь. Потом другим жителям отделения стало интересно, над чем же так активно ржет седьмая палата. Потом тем, кто уже прочитал, стало интересно, над чем конкретно в данный момент ржет читающий. Сделали сквозную нумерацию историй. Активно обсуждали. «Вообще не понимаю, чего там смешного, про эту станцию…» «А ты тупой потому что» Читали ночью. При этом читающий ржал и будил остальных. Сестры ругались и грозились чтиво отобрать. Забросили телевизор, плейбои-пентхаузы и карты. Вспоминали свои случаи: «А вот у нас один раз…» Один древний дед сказал мне: «Слышь, паря! Забери на хуй свою тетрадку. Тута больница, нада лежать и лечицца. А они ржут и ржут» Оказалось, дед не умеет читать. А вслух договорились не читать, чтоб кайф не размазывать. Дед обиделся и обещал «ночью тетрадку спалить в пизду» А я подумал: «Вот те нате! Анекдот.ру в миниатюре. Тут тебе и оценки, тут тебе и комментарии, где так же преобладают два железных аргумента «Сам дурак! » и «Тупой потому что!», тут тебе и КЖП в виде медперсонала и нечитающего деда. Пора было уезжать. На обратном пути я опять встретил врача. Покурили, поговорили. Он сказал, что из Германии прислали гуманитарную помощь с лекарствами. А приятелю моему три раза за два дня чинили швы. Но это фигня. Главное, что он резко пошел на поправку. А в конце врач попросил: «Ты мне, если не трудно, в виде гуманитарной помощи такую же книжечку потом сделай. Я ее в качестве сильнодействующего буду применять. А то с лекарствами сам знаешь как. » Ракетчик